Вы здесь

Листовка «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» об отношении царского правительства и фабрикантов к стачкам, об арестах подозреваемых в подстрекательстве к стачкам в ночь с 8 на 9 декабря 1895 г., с призывом к рабочим продолжать борьбу за свои интересы.

[15 (27) декабря 1895 г.]
Российский государственный архив социально-политической истории
Ф. 335. Оп. 1. Д. 3. Л. 1–1об.

Подлинник. Рукописный текст.

«Товарищи рабочие! Стачки последнего времени привели в необычайное смущение наших капиталистов хозяев. С ужасом увидали они, что петербургские рабочие начинают бороться против невыносимого гнета. Под влиянием страха, Товарищества «Лаферм» и «Торнтон» попытались кое-какими уступками успокоить выведенных из терпения рабочих; при виде волнения, вызванного на Путиловском заводе листками, заводское управление поспешило уменьшить объявленную сбавку. Сама фабричная инспекция стала тщательнее относиться к своим обязанностям, и на днях в особом циркуляре фабричный инспектор признал незаконность тех браковок, против которых поднялись мастерицы фабрики «Лаферм».

Но, уступив там, где опасно было не уступать, капиталисты обратились к правительству за помощью против осмелившихся пошевелиться рабочих. Верные своему долгу – оберегать интересы богачейвласти горячо принялись за дело, чтобы на будущее время избавить г.г. Торнтонов от неприятных уступок ненавистным рабочим. Как же сделать, чтобы впредь не было таких стачек? По мнению жандармов, стачки и беспорядки вызываются не нищетой и страданиями тех, чьим трудом живет все общество; по мнению их, все это – дело «подстрекателей», беспокойных людей. Еще бы! Кто, как не подстрекатели, распространяют при каждой новой прижимке те воззвания, от одного вида которых у капиталистов дыбом встают волосы?...

И вот, чтобы разом вырвать с корнем зло, в ночь с 8 на 9 декабря по всем концам города жандармы произвели набеги. Десятки подозреваемых людей брошены в тюрьмы, фабрики наводнены шпионами. «Порядок водворен, стачек больше не будет, листки исчезнут», так думают капиталисты в то время, как их полицейские друзья облизываются при мысли о предстоящей праздничной награде за дикое усердие. Сейчас же после арестов г. Торнтон выбрасывает перед праздниками на улицу несколько десятков ткачей из числа стачечников, вымещая на них свою вынужденную уступчивость. Новый градоначальник, любезно предлагает им единственную помощь – даровой билет на родину, в голодающую деревню... Денежный кошель и полицейский мундир не знают жалости...

Тем не менее, стачки не прекращаются. Поговаривают о новых волнениях на фабрике Лаферм, о стачке на лесопилке Лебедева и на Сампсоньевской мануфактуре. А листки появляются по-прежнему, читаются и встречают повсюду сочувствие, и Союз борьбы за освобождение рабочего класса, который их распространяет, остается невредимым и будет продолжать свое дело. Полиция ошиблась в адресе. Арестами и высылками не подавят рабочего движения: стачки и борьба не прекратятся до тех пор, пока не будет достигнуто, полное освобождение рабочего класса из-под гнета капитала. Товарищи, будем же по-прежнему дружно защищать свои интересы!

Союз борьбы за освобождение рабочего класса»