Вы здесь

Именной указатель: 
Кропоткин П.А.

Письмо П.А. Кропоткина В.И. Ленину по поводу решения Советского правительства взять в заложники правых эсеров в случае покушения со стороны последних на жизнь вождей Советской России.

21 декабря 1920 г.
Российский государственный архив социально-политической истории
Ф. 2. Оп. 2. Д. 478. Л. 1–4.

Подлинник. Автограф П.А. Кропоткина, помета – автограф В.И. Ленина.

«Уважаемый Владимир Ильич!

В «Известиях» и в «Правде» помещено было официальное заявление, извещавшее, что Советскою властью решено взять в заложники эсеров из группы Савинкова и Чернова, белогвардейцев Национального и Тактического центра и офицеров-врангелевцев; и что, в случае покушения на вождей Советов, – решено «беспощадно истреблять» этих заложников.

Неужели не нашлось среди вас не нашлось никого, чтобы напомнить своим товарищам и убедить их, что такие меры представляют возврат к худшим временам Средневековья и религиозных войн, и что они недостойны людей, взявшихся созидать будущее общество на коммунистических началах; что на такие меры не может идти тот, кому дорого будущее коммунизма?

Неужели никто не объяснил, что такое заложник?

Заложник посажен в тюрьму – не как наказанный за какое-то преступление. Его держат в тюрьме, чтобы угрожать его смертью своим противникам: «Убьете одного из наших, а мы убьем столько-то ваших». – Но разве это не все равно, что выводить человека каждое утро на казнь и отводить его назад в тюрьму, говоря: «Погодите! Не сегодня!».

И неужели ваши товарищи не понимают, что это равносильно восстановлению пытки – для заложников и их родных?

Надеюсь, никто не скажет мне, что людям, стоящим у власти, также не весело жить на свете. Нынче, даже среди королей есть такие, что смотрят на покушение на их жизнь, как на «особенность их ремесла».

А революционеры – так поступила Луиза Мишель – берут на себя защиту перед судом покушавшегося на их жизнь. Или отказываются преследовать их, как это сделали Малатеста и Вольтерина де-Клер.

Даже короли и попы отказались от таких варварских способов самозащиты, как заложничество. Как же могут проповедники новой жизни и строители новой общественности прибегать к такому оружию для защиты от врагов?

Не будет ли это сочтено признаком того, что Вы считаете свой коммунистический опыт неудавшимся, и спасаете – уже не дорогое вам строительство жизни, а лишь самих себя?

Неужели ваши товарищи не сознают, что вы, коммунисты, – какие бы вы ни наделали ошибки, – работаете для будущего? и что поэтому вы, ни в каком случае, не должны запятнать свое дело такими актами, так близкими к животному страху? – что именно подобные акты, совершенные революционерами в прошлом, делают так трудным и новые коммунистические попытки?

Я верю, что лучшим из вас будущее коммунизма дороже собственной жизни. И помыслы об этом будущем должны заставить вас отвергнуть такие меры.

Со всеми своими крупными недостатками – а я, как вы знаете, хорошо вижу их, – октябрьская революция произвела в России громадный сдвиг. Она доказала, что социалистическая революция не невозможна, как это начинали думать в Западной Европе. И, при всех своих недостатках, она производит сдвиг в сторону равенства, которого не вытравят попытки возврата к прежнему.

Зачем же толкать революцию на путь, который поведет ее к гибели, главным образом, от недостатков, которые вовсе не свойственны Социализму и Коммунизму, а представляют пережиток старого строя и старых безобразий, неограниченной всепожирающей власти?

П. Кропоткин

Дмитров (Москов. губ.)
21 декабря 1920».